Судебная защита прав и свобод в судах общей юрисдикции

⭐ ⭐ ⭐ ⭐ ⭐ Добрый день, читатели моего блога, сейчас будем постигать всем необходимую тему — Судебная защита прав и свобод в судах общей юрисдикции. Возможно у Вас могут еще остаться вопросы, после того как Вы прочтете, поэтому лучше всего задать их в комметариях ниже, а еще лучше будет — получить консультацию у практикующих юристов по всем видам права от наших партнеров.

Постоянно обновляем информацию и следим за ее обновлением, поэтому можете быть уверенными, что Вы читаете самую новую редакцию.

ГПК РСФСР предусматривал возможность пересмотра решений, вступивших в законную силу, по протестам нескольких десятков должностных лиц, непосредственно поименованных в процессуальном законе – гражданин мог обратиться к такому должностному лицу, обосновать свое несогласие с судебным решением и просить принести протест.
Как правило, такие обращения граждан до соответствующего должностного лица не допускались, ответы (отказы) писали рядовые судьи, не наделенные правом приносить протест и не подлежащие никакой ответственности за необоснованный отказ в принесении протеста.

ПРИЕМ 4:
Весьма распространенный прием, используемый против граждан, обращающихся в суд с жалобами на действия или бездействие должностных лиц, нарушающие их права. Право на такое обжалование предоставлено гражданам Законом «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», а также Гражданским процессуальным кодексом.
Особенно по жалобам, касающимся должностных лиц судов и прокуратуры, судьи либо отказывают в принятии жалобы (возвращают ее без рассмотрения), либо отказывают в ее удовлетворении в ходе формального рассмотрения. Повод для отказа – жалоба не подлежит рассмотрению в гражданском суде, так как имеется «иной порядок» обжалования.
Какой именно «иной порядок» – судья никогда не указывает.
На самом деле, в большинстве таких случаев никакого «иного порядка» не существует , – судьи просто злоупотребляют тем, что заведомо незаконный отказ гражданину по недостоверному «основанию» является заведомо БЕЗНАКАЗАННЫМ.
ПРИЕМ 5:
Судья, по каким-то причинам благоволящий к одной из сторон, принимает и приобщает к делу любые принесенные в суд материалы, даже не относящиеся к делу. В деле и в решении оказываются НЕОТНОСИМЫЕ доказательства, выдаваемые за настоящие доказательства, мотивировка решения имитируется цитированием этих «доказательств», не имеющих отношения к делу, выносится незаконное и необоснованное решение.
Гражданин не имеет физической возможности возразить против такого самоуправства судьи – судья просто игнорирует ГПК, ведя процесс к незаконному решению.
В такой ситуации судья, как правило, не учитывает, не оценивает и даже не упоминает доказательства гражданина – преднамеренно нарушаются принципы состязательности процесса и равенства сторон.
Этот прием используется в делах различных категорий.
В примере такой прием применен в трудовом споре.
Пример относится к обжалованию бездействия должностного лица, а пример — к имущественным спорам.
ПРИЕМ 6:
Один из наиболее распространенных – переписывание и полная подмена протокола судебного заседания.
Юристам известно, что протокол является важнейшим процессуальным документом, а отсутствие подлинного протокола является основанием для БЕЗУСЛОВНОЙ ОТМЕНЫ судебного решения.
В действительности составление протокола в установленном законом порядке и в установленные законом сроки (то есть, непосредственно в зале судебного заседания и непосредственно в ходе судебного заседания) является редким исключением.
Вместо допускаемых законом исправлений в подлинном протоколе весь протокол переписывается, переписывание (в действительности — составление совсем другого документа вместо протокола) может продолжаться месяцами под предлогом «занятости» суда.
Этот прием является одним из наиболее «эффективных» для нарушения прав граждан в судах.
Материал, которым заменяется подлинный протокол судебного заседания, составляется неизвестными лицами в неизвестном месте, подписывается секретарем и судьей и приобщается к делу вместо протокола судебного заседания под тем же названием «протокол».
Крайне важна разрушительная роль вышестоящих судов по отношению к этим нарушениям – жалобы на подмену подлинного протокола подложным документом и кассационная, и надзорная инстанции отклоняют, ссылаясь на то, что в деле есть документ, который тоже называется «протокол».
Все попытки граждан обжаловать решение в связи с тем, что в деле отсутствует подлинный протокол судебного заседания, совершенно бесплодны. Подмена протокола введена в обычаи судов, в ежедневную судебную практику. Отмена решения на практике невозможна, когда подлинный протокол просто подменен.
Существует множество конкретных примеров подмены протокола и незаконного разрешения спора на основе подмененного протокола.
В примере протокол был полностью подменен, подмена была документально доказана, однако было вынесено незаконное решение, основанное именно на подмененном протоколе.
В примере также был подменен протокол, а судебные инстанции отказали в отмене незаконного решения.
Обжалование решений оказалось, как обычно, безрезультатным.
Резким контрастом выглядит дело, в котором к оформлению протокола было проявлено пристальное внимание на уровне Верховного Суда РФ .
Адвокат Роман Панкратов поделился своими впечатлениями от участия «в сложнейшем и беспрецедентном для нашего правосудия деле».
Суть: в материалах дела протокол был, но написан он был таким плохим почерком, что прочитать было очень трудно («человеку с обычными способностями прочесть невозможно» – как в заметке).
Верховный Суд РФ посчитал, что плохой почерк в протоколе равносилен отсутствию протокола, и отменил решение из-за корявости почерка.
К простым гражданам так не относятся.
Скорее всего, неожиданная «счастливая развязка» объясняется прозаически, просто отражает «избирательную объективность» судов.
Дело касалось отмены (или отказа в отмене) выборов депутата Мособлдумы по Одинцовскому одномандатному округу, которые проходили 16 декабря 2001 года и которые выиграл (цитируем по заметке) «мебельный магнат Сергей Зуев, владелец скандально известных фирм «Гранд» и «Три кита»».
Суд первой инстанции и кассационная инстанция рассматривали дело при одной конъюнктуре, а ко времени рассмотрения дела в Верховном Суде конъюнктура вокруг «Гранда» и «Трех китов» изменилась, для суда стало возможным отменить выборы.
Самое интересное в приведенном (для контраста) примере то, что юридических оснований для отмены решения действительно не было – скорее всего, Мособлсуд был прав.
«Корявый почерк» свидетельствует в пользу того, что ПРОТОКОЛ БЫЛ ПОДЛИННЫМ, что именно подлинный протокол был приобщен к материалам дела.
Если это действительно так, то у сторон была законная возможность по тем разделам протокола, которые трудно прочитать и которые для сторон важны, подать в суд первой инстанции замечания на протокол с разъяснением, какие именно события записаны непонятно.
На подачу замечаний процессуальный закон дает определенное время. Отсутствие замечаний к протоколу обозначает, что протокол для стороны приемлем как по содержанию, так и по оформлению.
Следовательно, если сторона не обжаловала ПОДЛИННЫЙ протокол в установленный законом процессуальный срок, если срок на обжалование не был восстановлен (могли существовать уважительные причины для пропуска срока на подачу замечаний), то сторона утрачивает право на обжалование решения по данному основанию (со ссылкой на качество протокола). Верховный Суд был вправе и даже обязан указать подателям надзорной жалобы на эти юридические соображения и отказать в удовлетворении надзорной жалобы.
ПРИЕМ 7:
Мотивированное судебное решение выносится не в совещательной комнате, не в день судебного заседания (и не в неделю судебного заседания, а иногда – и не в месяц судебного заседания), что открывает неограниченные возможности для вмешательства посторонних лиц.
Имеется конкретное дело , по которому решение выносилось двумя разными судьями в разное время (дело рассматривалось дважды), а текст и даже оформление решений совпадает до таких деталей, что не остается сомнений в едином происхождении текста решения – решение представлено каждому из двух судей одним и тем же посторонним лицом.
В таких условиях «равенство» сторон и «состязательность» процесса невозможны.
Судьи по-прежнему работают на своих местах, а гражданин остался при заведомо незаконном решении и при огромных для него материальных убытках.

Рекомендуем ознакомиться:  Тарифы На Воду В Спб 2020 По Счетчику

О нарушении права на судебную защиту

Большинство дел, в которых вынуждены участвовать граждане, рассматриваются судами общей юрисдикции.
Основная масса незаконных решений рождается в суде первой инстанции, хотя нарушения закона не совершаются без предварительного согласования с вышестоящим судом – судьи «советуются».
Вторая инстанция выступает в двух ролях: чаще всего оставляет в силе незаконные решения, иногда отменяет законные решения (это случается реже просто потому, что законных решений меньше).
Надзорная инстанция в качестве регулярного средства защиты гражданам недоступна – пересмотр незаконного решения был практически недостижим при старом Гражданском процессуальном кодексе (ГПК) и стал полностью невозможен при новом ГПК, если только гражданин не заручится поддержкой влиятельного лица.
Граждане не напрасно не доверяют судам. Ситуация для граждан действительно безвыходная.

Ссылка на основную публикацию